Русские британцы или Мифический Лондонград

Велкам ту Раша или Какая Россия нам нужна?

"Недоучрежденное" государство РФ

Кем заселить Россию?

партнеры   сотрудничество   контакты   поиск  
НАРОДЫ РОССИИ

   Новости    СМИ    Публикации    Анонсы    Документы    Персоналии    Символика    Народы    Форум

 ПОИСК ПО САЙТУ
 РАССЫЛКА
 АВТОРЫ
Александр Крылов

Александр Крылов

 СООБЩЕСТВО

 ПУБЛИКАЦИИ

06 марта 2007

Александр Крылов

О мигрантах и не только...

В современной России появилось многое, чего не было в СССР. За прошедшие 15 лет общество коренным образом изменилось в политическом, социально-экономическом и духовном отношении. Значительная часть людей сумела воспользоваться открывшимися возможностями, и стала жить куда лучше, чем во времена Советского Союза. Это не только олигархи и государственная бюрократия, но и очень разномастный средний класс, включающий в себя бизнесменов средней руки, прослойку тех, кто обслуживает верхний эшелон общества (люди творческих профессий, строители, архитекторы, дизайнеры, охрана, элитные проститутки и т.д. и т.п.). Значительную часть нынешнего российского среднего класса составляют вчерашние мигранты из бывших советских республик.

Если судить по состоянию автомобильного парка и по прилегающим к крупным городам территориям, которые ускоренно застраиваются дачами и особняками и т.п. вполне наглядным показателям уровня доходов общества, то очевидно, что нынешний средний класс в России куда более многочисленен, чем принято считать. Причина этого довольно проста. Доходы многих российских граждан по-прежнему формируются за счет "черного нала", который не попадает в официальную отчетность (начиная от криминальных доходов до всех видов расчетов "черным налом"). Несмотря на довольно обширную прослойку достаточно богатых людей, большинство граждан России по-прежнему составляют те, кто не сумел воспользоваться новыми возможностями и теперь с тоской вспоминает не слишком сытые, но стабильные времена брежневского застоя.

Одним из величайших достижений СССР считалось преодоление социальных противоречий, памятная всем жившим тогда "социальная уравниловка". Другим – "дружба народов", "окончательное" решение национального вопроса и формирование "новой исторической общности – советского народа". Как показал распад Советского Союза, решение это вовсе не было окончательным и "новая историческая общность" не выдержала испытания на прочность. Несмотря на это, в советском опыте решения национального вопроса было много положительного. Прежде всего, в плане просвещения и ускоренного экономического развития национальных окраин.

Хорошо известен и имевший место негатив советского нациестроительства: репрессированные народы, истребление духовенства, преследования целых религиозных групп, гонения на национальную интеллигенцию и т.п. Многие национальные проблемы современной России порождены или тесно связаны с советским периодом. Вместе с тем, две острейшие для современной России проблемы в сфере национальных отношений никак нельзя отнести к тем "родимым пятнам", которые остались от нашего советского прошлого.

Это тесно связанные между собой проблемы мигрантов и набирающих силу расизма, национализма и ксенофобии. Всего этого в качестве феномена общественной жизни в СССР не существовало. Имевшиеся тогда межэтнические проблемы обычно не выходили за рамки проявлений бытового национализма, молодежных ссор и т.п. Ничего подобного погромам и систематическим убийствам на национальной и расовой почве, которые уже стали привычными для нынешнего российского общества, во времена СССР не было, и быть не могло.

В отличие от СССР в современной России миграции населения стали массовыми, причем все время возрастает число мигрантов, которые не интегрируются в то общество, в котором они ныне проживают. Это в равном мере относится к китайцам, вьетнамцам и другим представителям дальнего зарубежья, нашим бывшим соотечественникам из ныне независимых республик СНГ и выходцам из некоторых регионов РФ (прежде всего с Северного Кавказа). Как правило не интегрируются представители армии неквалифицированных рабочих, которая наводнила российские стройки, торговлю, сферу обслуживания и т.п. Китайцы и вьетнамцы многие годы проживали собственными коммунами при рынках или пошивочных мастерских и часто даже не пытались овладеть хотя бы элементарными навыками владения русским языком. Схожая картина часто наблюдалась у мигрантов из постсоветских республик: дворники из Средней Азии жили (и продолжают жить) очень замкнуто, собственными семьями или коммунами, в тяжелейших условиях и в полной зависимости от своих нанимателей. Та же картина наблюдается в строительных бригадах, которые нелегально проживают на стройках, в подвалах, вагончиках и т.п.

Очевидно, что чернорабочие из зарубежных государств наиболее бесправны и в наименьшей степени интегрированы в российское общество. Да они и не стремятся к этому, так как большинство из них стремится заработать и уехать обратно на родину. Часто они вообще не говорят по-русски и работают под руководством своих бригадиров и прорабов, которые общаются с ними исключительно на родном языке.

Строительный бум в современной России во многом обеспечивается неисчислимыми потоками дешевой рабочей силы из бывших советских республик. Выгода от этой части мигрантов является для всего общества совершенно очевидной в силу дешевизны их труда. При этом они не отнимают чужих рабочих мест: эта часть мигрантов занята в тех сферах деятельности, которые не являются привлекательными для наших российских граждан.

Имеется и значительная часть мигрантов из бывших союзных республик, которая прекрасно вписалась в российскую действительность и стала людьми состоятельными и очень состоятельными. Сюда относятся те, кто занимается торговлей (точнее ее монопольно контролирует), разнообразными видами бизнеса и многочисленные криминальные структуры. В успехе этой прослойки мигрантов сыграло роль не столько унаследованное от времен СССР знание русского языка, сколько знание тех законов и правил, по которым функционирует наша бюрократия и органы правопорядка (принцип "взяткоемкости" любой проблемы и т.п.).

Тесные связи достигших преуспевания мигрантов (в данном случае не так важно принадлежат они к криминальной, полукриминальной или просто бизнес-среде) с органами местной власти позволяют им не стеснять себя никакими нормами поведения, которые приняты в том обществе, где они проживают. Очень часто эта часть мигрантов решает свои проблемы при помощи насилия или криминала, но покровительство властей делает их неподсудными. Подобное поведение, когда вчерашние мигранты из южных республик откровенно демонстрируют местному русскому (и только) населению "кто тут теперь хозяин" не может не вызывать общественного раздражения и недовольства. Закономерным результатом становятся рост расистских и ксенофобских настроений, выплескивающихся в виде погрома в Кандопоге, аналогичных акция в ряде других населенных пунктов, многочисленных нападениях на "черных", "кавказцев", "азиатов" и т.п.

Показательно, что погромы и убийства мигрантов на национальной и расовой почве чаще всего не направлены против самых "сильных" и самых "наглых": тех или иных этнических группировок, монополизировавших рынки, определенные сферы экономической деятельности, торгующих наркотиками и т.п. И уж тем более они не направлены против этнических преступных группировок. Наоборот, чаще всего объектом нападений расистов становится самая беззащитная часть мигрантов (чернорабочие, дворники, уличные торговцы, студенты в общественном транспорте и т.п.).

Приходится констатировать, что в определенной части общества (причем как в среде коренного населения, так и в среде мигрантов) уже укоренилось деление на "своих" и "чужих". Причем для той части молодежи, которая состоит в расистских и националистических организациях, "чужие" уже превратились во врагов, по отношению к которым позволено все, вплоть до зверских убийств маленьких детей.

Деление на "своих" и "чужих" зачастую свойственно и многим авторам, которые пытаются освещать национальную проблематику в российских СМИ. У многих из них получается, что только "свои" всегда "хорошие", они всегда правы. И только "чужие" всегда во всем виноваты.

В нашем обществе пока не наблюдается стремления к откровенному обсуждению обостряющихся проблем в сфере межнациональных отношений. Успехи в замирении Северного Кавказа очевидны, поэтому у власти и общества может появиться иллюзия, что и остальные проблемы могут со временем "рассосаться". Проблемы мигрантов, расизма и ксенофобии настольно болезненны, что многие предпочитают о них вообще не говорить и следовать народной мудрости "не буди лихо пока тихо". В результате потенциально взрывоопасные проблемы российского общества фактически остаются за рамками дискуссий (либо поднимаются политическими маргиналами, которым нет нужды заботиться о своей репутации в глазах потенциальных избирателей).

Пока наша власть явно не в состоянии предложить эффективного способа решения проблемы расизма и ксенофобии. Миграции же решено ограничить путем введения трудовых квот и придания им более организованных форм. Подобные меры назрели уже давно и их польза для общества очевидна. Однако они могут быть эффективны лишь по отношению к гражданам иностранных государств, и нет никакой ясности, собираются ли власти принимать какие-либо меры по упорядочиванию миграции с Северного Кавказа и с других окраин современной России.

При помощи трудовых квот можно ограничить потоки в Россию неквалифицированной рабочей силы. Нашим расистам удобно и безопасно измываться над наиболее униженной, бесправной и беззащитной частью мигрантов. Нашей власти также оказалось куда более сподручно начать решение проблемы именно с этой части мигрантов (которые, еще раз подчеркнем, приносят России наибольшую пользу и вызывают в нашем обществе наименьшее напряжение).

В ходе обсуждения проблемы мигрантов, которое началось на страницах Интернет-журнала "Народы России" уже были высказаны разные соображения по поводу возможных подходов к ее решению. Вполне справедливой представляется точка зрения российского политолога Андрея Арешева, который указывает на необходимость комплексного подхода к проблеме миграции, в котором будут сочетаться следующие меры:

  • тщательный и постоянный мониторинг процесса как на федеральном, так и на региональном уровне, который должен сопровождаться максимально точным определением необходимых трудовых ресурсов для конкретного региона;

  • создание комплексной системы социокультурной адаптации, а в ряде случаев и ассимиляции мигрантов и их детей – здесь и школы, причем не только для детей, но и для взрослых, и курсы русского языка, истории и культуры, возможно, система квотирования, и многое другое;

  • совершенствование системы получения российского гражданства – здесь не надо бояться дифференцированного подхода к различным категориям граждан;

  • жесткая борьба с нарушителями российского законодательства при безусловном соблюдении прав тех, кто соблюдает российские законы;

  • продуманное разделение прав и полномочий в регулировании этого процесса между центральными и местными властями;

  • законодательное закрепление единых для всей страны социальных стандартов и эффективная политика по их воплощению в жизнь, что скорректировало бы миграционные потоки, как внешние, так и внутрироссийские;

  • выравниванию уровня экономического развития регионов могло бы способствовать хозяйственное развитие субъектов Южного федерального округа (например, Дагестана), в первую очередь, организация новых обрабатывающих производств и создание новых [1].

Говоря о возможных подходах к решению проблемы необходимо особо подчеркнуть, что в России имеется не только проблема не интегрированных в общество мигрантов. И не она сейчас стоит наиболее остро. В отличие от зарубежных стран, у нас многие связанные с мигрантами проблемы возникают в связи с другой – вполне интегрированной и социально процветающей частью мигрантов. Большинство из них являлись гражданами СССР и получили российское гражданство (законно или нет) после его распада. Сюда же можно отнести и категорию успешных внутренних мигрантов (в основном из республик Северного Кавказа).

В данном случае свойственная "новым русским" социальная спесь у вчерашних мигрантов с юга часто сочетается с национальным чванством и откровенным презрением к местному населению, которое "живет не так, как надо" и в своем большинстве все еще имеет весьма скромный уровень доходов. Для подобного отношения есть определенные основания (проблема массового пьянства, социальное иждивенчество, низкий уровень мобильности, неспособность приспосабливаться к новым условиям, решать проблемы самостоятельно и т.д. и т.п.). Но слишком демонстративные проявления социального преуспевания, с сочетании с не слишком уважительным отношением богатых мигрантов к коренному населению, просто не может не вызывать в обществе роста расизма и ксенофобии.

Предлагаемые правительством трудовые квоты в принципе не могут оказать ни малейшего влияния на ту часть мигрантов, поведение которой является наиболее сильным общественным раздражителем и во многом из-за поведения которой в нашем обществе набирают силу расизм и ксенофобия. Вполне очевидно, что реальное решение проблемы мигрантов и успешной национальной интеграции всего российского общества может быть найдено лишь тогда, когда деятельность наших органов власти и правопорядка будет основываться на общих для всех граждан законах. Все они: коренные и мигранты, богатые и бедные должны быть равны перед законом. Пока этого нет – не будет и особой надежды на то, что наиболее острые проблемы современного российского общества могут быть успешно решены. Таким образом, качественное улучшение положения в госаппарате и органах правопорядка превращаются в совершенно необходимое условие для будущего успешного развития российского общества.


[1] Андрей Арешев. Миграционный бум: как избежать конфликтов? – "Народы России", 26 февраля 2007

НАРОДЫ РОССИИ  Цитирование и перепечатка приветствуются
 при гиперссылке на сайт "НАРОДЫ РОССИИ" (www.narodru.ru).
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования