Русские британцы или Мифический Лондонград

Велкам ту Раша или Какая Россия нам нужна?

"Недоучрежденное" государство РФ

Кем заселить Россию?

партнеры   сотрудничество   контакты   поиск  
НАРОДЫ РОССИИ

   Новости    СМИ    Публикации    Анонсы    Документы    Персоналии    Символика    Народы    Форум

 ПОИСК ПО САЙТУ
 РАССЫЛКА
 АВТОРЫ

Александр Горшколепов

Дмитрий Матяш

 СООБЩЕСТВО

 ПУБЛИКАЦИИ

21 марта 2007

Александр Горшколепов, Дмитрий Матяш

Контуры национальной политики

Распад СССР и крах коммунистической идеологии и практики стали для граждан России не только основой для перехода к новым моделям государственности и экономики. Эти события стали отправной точкой не разрешившегося до сих пор кризиса российской идентичности – политической, национальной и гражданской. Следствием этих событий стал рост межэтнической напряженности, сегрегация по принципу крови и расы и кровавые межэтнические конфликты Преодоление этих процессов возможно лишь на основе выработки новой интегрирующей идеологии и формирования принципов государственной лояльности.

Строительство идеологии, основанной на той или иной форме этнического превосходства, чревато для российских граждан различной этнической и конфессиональной принадлежности полным крахом представления о России как об общей родине, стране общей судьбы и общей перспективы. В конечном итоге такой вариант приводит к этнической сегрегации, "окукливанию" различных этносов, распаду единого социокультурного пространства, и как следствие – к распаду государства.

В постсоветский период Россия оказалась государством со значительно преобладающим по численности русским населением. Тем не менее, принимая во внимание современные этнодемографические тенденции, необходимо быть готовыми к снижению доли русского населения в составе Российской Федерации.

Принципиально важно, чтобы изменение этнической структуры Российской Федерации не затронуло бы фундаментальные основы российской культуры, а также статус России как единого государства, имеющего серьезные внешнеполитические амбиции. А потому абсолютным приоритетом должна является интеграция, а не ассимиляция.

Российская национальная политика – многосоставный политический проект, требующий по возможности комплексного подхода и направляемый из одного, а не из нескольких бюрократических центров. Принимая во внимание тот факт, что отдельные проблемы российской национальной политики имеют смежные области (образование, проблемы этнической преступности и нелегальной миграции, вопросы безопасности), создан Координационный Совет по Российской национальной политике при Президенте РФ.

Изложенная позиция позволяет, в рамках конституционного поля, реализовать политический проект по формированию российской гражданской политической нации. Вопрос о темпах и сроках реализации подобного проекта – это вопрос о наличии у политического руководства России стратегического мышления и политической воли.

Любой другой вариант политического и социально-экономического развития, будь то коммунистическая или национал-шовинистическая мобилизационная модель, делает невозможным реализацию проекта "Российская гражданская политическая нация", поскольку в таком случае исчезает сам субъект строительства нации – российские граждане. Остается только объект псевдопатриотических манипуляций – верноподданное население.


СССР вполне можно было считать последней империей, распаду которой трудно подобрать исторический аналог. Это единственная империя, которая пережила период индустриализации. А он, в свою очередь, отмечен целым рядом глубоких трансформаций, прежде всего, в сфере социальных отношений и культуры. Бурная урбанизация разрушала традиционные общинные отношения, характерные для сельского образа жизни, общество атомизировалось и индивидуализировалось. Это привело к размыванию культурной и этнической идентичности, ослаблению способности к созданию гражданских ассоциаций.

В результате сложилась ситуация, при которой лишь небольшая часть продолжала существовать в "современности", тогда как другая часть по своему образу жизни резко деградировала и вступила в период, где элементы традиционного образа жизни причудливым образом были переплетены с элементами современной эпохи.

Одно из следствий этого процесса – актуализация архаичных и уже подвергшихся распаду или полураспаду социальных стратегий. Один из них – использование капитала доверия, основанного на этническом и религиозном принципе. Советское общество, очевидно, не было равномерно модернизировано, поэтому характер реставрации традиционных идентичностей в постсоветский период также идет неравномерно. Те группы, которые в наибольшей степени были подвержены индивидуалистическому размыванию, оказались в данном случае даже менее приспособлены к новым условиям, чем те, которые по разным причинам более успешно сохраняли свою традиционную идентичность.

К этому следует, однако, добавить, что советская власть не только творила новую общность под названием "советский народ", состоящую из индивидов с легко программируемой посредством пропаганды идентичностью. Здесь существовала также и противоположная тенденция, ориентированная на фиксацию этнического критерия идентификации. Основанием для этой фиксации были задачи управления и контроля. Механизмы национализации были запущены в действие при Сталине и находили свое проявление, в частности, в практике "наказания" целых народов. Эта более сложная этническая модель существовала в странном симбиозе с идеологическим делением на классы, репрессивный потенциал которой и был вовсю использован.

Таким образом, можно сказать, что закрепление национальной идентичности, продиктованное задачами управления, шло вразрез с процессом социальной атомизации общества, протекающем в индустриальном советском обществе. Эта двойственность, собственно, и объясняет ту сложную и противоречивую картину сосуществования этнических групп, которую мы имеем сейчас на постсоветском пространстве. В перспективе для России возможна реализация двух различных стратегий в отношении национального вопроса. И все еще сложно сказать, какая из них возобладает.

Восстановление классической многонациональной империи на нынешней территории России едва ли возможно. Оно предполагает наличие четко локализованных этнических групп, компактным образом проживающих на определенной территории. Этим группам в рамках классической империи предоставляется высокая степень автономии, которая простирается настолько, насколько это не вредит экономическим и политическим интересам центра. Классическая империя держится за этническую идентичность, поскольку она дает ей возможность осуществлять властный контроль над соответствующими группами и территориями. Но как мы сейчас видим, у центра не хватит сил для того, чтобы сдержать центробежные тенденции, которые могут завершиться созданием суверенных государств, если элиты соответствующих групп посчитают для себя выгодным именно такой сценарий. Этот страх распада уже давно мучает действующую российскую власть, что выражается, в частности, в постоянных попытках усиления пресловутой вертикали. Едва ли можно представить, что в этой ситуации центр двинется в направлении воссоздания классической имперской структуры.

Альтернативный вариант состоит в том, чтобы взять курс на построение гражданской империи. Это означает, что объектом управления являются не этнически-религиозные группы, а институты индивидуализированного гражданства. К таковым относятся в первую очередь институты образования, а также армия. Прохождение этих институтов формирует слой российских граждан, являющихся носителем исторически устоявшегося доминантного языка (русский) и русскоязычной культуры. Важным элементом гражданства является также лояльность по отношению к соответствующей политической культуре (к сожалению, мы пока не определились, что это за культура). За этим исключением в сфере гражданства отсутствует националистический элемент. В первую очередь это относится к религии. Речь может идти лишь о "гражданской религии", не имеющей в себе никакого доктринального содержания помимо неопределенной веротерпимости и религиозности, основанной на историческом предании и общих праздниках. Что, кстати сказать, по факту соответствует умонастроениям современного российского общества, где число активно воцерковленных людей незначительно.

Гражданская империя, таким образом, берет под свой контроль институты гражданства, придавая им максимум нейтральности, оставляя все прочие вещи – национальные языки, религиозность и культуру в приватной сфере или в ведении децентрализованных местных общин. Сказанное выглядит достаточно жестко на фоне того хаоса, который мы имеем сейчас, но, в конечном счете, речь идет о цивилизационном договоре между различными группами, проживающими на территории России. Свои особенности они берут на собственное попечение, получая взамен доступ к различным цивилизационным благам в гражданском пространстве. Вопрос только в том, перевесят ли эти блага соблазн вступить на трудный путь национального суверенитета, являющегося конечной целью центробежной сепаратистской тенденции.

Принципиально подчеркнуть, что речь идет о прагматической задаче создания мощной сферы российского гражданства, а не нового "российского народа". Это означает, что национальное разнообразие должно приветствоваться и даже искусственно поддерживаться. В частности, те группы, которые лишены достаточных ресурсов для поддержания собственной культуры, спонсируются обществом в целом, а само по себе национальное и культурное многообразие рассматривается как благо и величайшее историческое достояние России. При этом в гражданской сфере будут стимулироваться и поддерживаться различного рода ассоциации, не имеющие националистической составляющей, а образующие ткань собственно гражданской жизни. Однако главной целью такого общества является, в конечном счете, свободный гражданин, имеющий право и возможность дистанцироваться от национально-религиозной идентичности и вступать в любые гражданские ассоциации. При реализации данной имперской стратегии российская территория в большей степени ориентирована на прием инокультурных мигрантов и их гражданскую натурализацию. Реализация этого проекта предполагает, правда, оптимистический сценарий экономического развития страны, выход из того социального кризиса, который, по сути, принуждает людей возвращаться к досовременным формам солидарности по религиозно-этническому признаку – за неимением других способов получения социально-экономической поддержки.

Но, разумеется, нельзя недооценивать и риск усиления центробежных тенденций при попытке активной реализации такого проекта на территории России. К специфическим особенностям этого проекта следует отнести также то, что он в меньшей степени ориентирован на прием мигрантов, а в большей – на поддержку зарубежной русской диаспоры.

При всем многообразие концептуальных подходов к проблеме миграции нельзя не согласиться с правомочностью позиции Президента России В. В. Путина, озвученного в очередном ежегодном Послании Федеральному собранию РФ (2006 г.) и позднее развернутом в речи Президента на Всемирном Русском соборе (сентябрь 2006 г.). Смысл этого посыла прост и не может быть пересмотрен: демографические проблемы России могут быть решены только народом России. Мы предлагаем сделать эти слова девизом и лейтмотивом формируемой Российской национальной политики.

НАРОДЫ РОССИИ  Цитирование и перепечатка приветствуются
 при гиперссылке на сайт "НАРОДЫ РОССИИ" (www.narodru.ru).
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования